Сможем ли мы избавиться от потребления как мировоззрения?


Финансовый кризис, который переживает сегодня весь мир, вызвал много дискуссий об эффективности экономики, основанной на «либеральном фундаментализме». Большая часть этих обсуждений сводится к экономической терминологии, о кризисе говорят, как о болезни, которая хотя и доставит множество проблем, но все же рано или поздно кончится, и все будет, как и раньше. В то же время звучат и другие голоса, которые говорят о том, что кризис – это повод задуматься не только над устройством мировой финансовой системы, но и над тем, какое общество и какой стиль жизни эта система обслуживает.

Все происходящее сегодня было бы невозможно без втягивания миллионов людей по всему миру в схему «жизни в кредит», явной и скрытой пропаганды потребления, причем потребления не как возможности что-то приобретать, а потребления как мировоззрения – консюмеризма.

Консюмеризм как мировоззрение

На сегодняшнем мероприятии, и не только, мы слышим слова о том, что у России есть свои особые духовные традиции и мировоззрение, исторически связанное с христианскими ценностями, а консюмеризм был, чуть ли не насильно, импортирован на нашу почву из западных стран, где все и все ориентированы на потребление. Такое однобокое понимание, было бы, однако, неверно и примитивно. Во-первых, на западе, где общество потребления существует уже несколько десятков лет, все его недостатки и проблемы давно и глубоко осознаны – как на уровне социально-философской мысли, так и в искусстве – кинематографе, музыке, литературе. По сути, вся «высокая» западная культура XX века – антибуржуазна.

А во-вторых, и что намного важнее, если СССР и нынешняя Россия и были «инфицированы» консюмеризмом, то с какой радостью со стороны народа! Той вакханалии потребления, которую мы видим сегодня в своей стране, удивляются даже жители тех самых развитых западных стран. Иностранцы, приезжая в Москву, с интересом рассматривают редкие модели супердорогих автомобилей – в таком количестве ими может похвастаться далеко не любая европейская столица. Жители Европы уже привыкли определять россиян в толпе туристов по вычурно дорогой одежде и наличию драгоценностей.

Мерило успеха в сегодняшней России – это финансовое благосостояние, а человек, занимающийся созидательным трудом и творчеством, но имеющий при этом скромный достаток, в глазах общества чаще всего выглядит неудачником, несмотря на все свои достижения. Поэтому, прежде чем ругать либеральные консюмеристские ценности как «тлетворное влияние» Запада, нужно увидеть «бревно в своем глазу» и понять, откуда оно там появилось. Не поняв этого, вряд ли можно будет обсуждать проблему ценностей, на которые должно ориентироваться наше общество, в том числе и сегодняшнюю инициативу «Декалог XXI».

Покупка имиджа и статуса

Как получилось, что страна, исторически связанная с православными традициями, а затем левыми идеями в советский период, с такой легкостью переориентировалась на консюмеризм, причем в самой его вульгарной форме? Россияне до момента наступления кризиса успели стать в глазах многих западных производителей идеальными потребителями – российский рынок потребительских товаров активно рос все эти годы. Этому способствовало и то историческое обстоятельство, что в условиях постоянной нестабильности наиболее выгодной в России для человека тактикой распоряжения своими деньгами является не их накопление и инвестирование, а немедленная трата. В противном случае есть риск просто потерять свои сбережения.

Но, думается, что объяснение не только в том, что граждане, десятилетиями лишенные возможности обеспечить себе повседневный бытовой комфорт, открыли для себя прекрасный новый мир торговых центров, распродаж и рекламных акций. После жизни в мире принудительного материального равенства появилась возможность работать и зарабатывать, что само по себе можно только приветствовать. Однако, дело не только в этом. Потребление как мировоззрение является очень серьезным конкурентом любым идеологическим построениям и с легкостью заполнило тот мировоззренческий вакуум, который возник после распада СССР.

Эта система обладает целостностью, сравнимой с целостностью религиозного или философского учения – она говорит человеку, каковы цели его жизни (повышать уровень потребления и уровень жизни), объясняет, как этого достичь (экономически эффективная карьера), дает целостную картину мира (все объясняется в терминах покупки-продажи и выгодности-невыгодности) и шанс на индивидуальное счастье (мы все строим мир, где каждый имеет шанс на успех). При этом аргументы системы просты и понятны всем. Далеко не любой готов жить ради светлого будущего, мира во всем мире или приближения к Богу. Но кто же не хочет жить завтра лучше, чем сегодня? Иметь просторное жилище, красивую одежду, удобные вещи?

Кажется, что слабость общества потребления в его излишней приземленности – ведь не хлебом же единым? Эту ошибку часто совершают не очень далекие критики общества потребления, восклицая «О, времена! О, нравы! Молодое поколение не интересует ничего кроме денег!» Ничего подобного – общество потребления сегодня это главным общество потребления смыслов. Богатство само по себе не имеет значения. Покупая дорогие автомобили, посещая престижный клуб и надевая эксклюзивную одежду, человек покупает имидж и статус.

Собственно, именно имидж и ощущения, а вовсе не сами товары уже давно продают специалисты по маркетингу и PR. Поэтому потребление с успехом заменяет традиционные формы самореализации. Если вчера, чтобы что-то сказать миру, нужно было написать роман, сыграть проникновенную мелодию или произнести пламенную речь на митинге, то сегодня за вас все скажет лейбл на сумочке, марка сигарет и название ресторана, в который вы ходите. Причем заявлять о себе каждый день можно по-разному – сегодня ты гламурный обитатель ночного клуба, завтра – спортивно экипированный путешественник, послезавтра – деловой яппи.

В «обществе спектакля» каждый одновременно и зритель, и актер. Потребление тоже является своего рода творчеством – поскольку, что бы вы ни приобретали, сегодня вы покупаете не вещь и не услугу, а средство самовыражения и стиль жизни. Товары и услуги индивидуализируются и «кастомизируются» – вы можете купить кухонную мебель неповторимой, нужной только вам конфигурации, создать уникальный дизайн своей кредитной карты или заказать в кафе пиццу по собственному рецепту.

Сегодня человек – это то, что он покупает. Поэтому самореализация в мире потребления ничем не труднее, а напротив – намного легче, чем раньше. Здесь каждому позволят получить свою минуту славы, стать творцом в области собственного гардероба и прически, заиметь экстремальное хобби. Когда-то индивидуальность была результатом ума, характера и личностных усилий, теперь ее проще купить. Возможность жить, играя и самоутверждаясь, а вовсе не примитивный культ материального достатка, делают такую жизнь столь привлекательной.

В сегодняшней России мы наблюдаем не просто культ потребления. К сожалению, образ успеха в нынешнем обществе базируется на шкале ценностей, весьма далекой от библейских заповедей. Конечно, никто не призывает открыто к причинению зла другим людям или воровству. Ведь навязчивые пиар-технологии или рекламу можно называть не некрасивым словом «ложь», а нейтральным «технологии информационного влияния на потребителя». «Украсть» можно кошелек у прохожего в подворотне, а можно провести блестящие, умные финансовые махинации на бирже – и назвать это ярким профессионализмом. Можно лично никого не «убивать», а, просто ссылаясь на природную тягу людей к жестокости, использовать тему насилия для поднятия рейтинга телепередачи. «Цель оправдывает средства», «Человек человеку волк» и «Победителей не судят» – вот установки, с которыми сегодня строят и жизнь, и карьеру, а вовсе не «Возлюби ближнего своего».

Возможно ли изменить эту ситуацию? В ценностную область нельзя вмешаться с помощью законодательства и формальных правил. Сегодня много говорят о борьбе с коррупцией – но как бы не ужесточались предусмотренные законом наказания и как бы эффективно не работали правоохранительные органы, все это не сделает тех же чиновников честными. Научит, лишь, искать более изощренные лазейки в законе и лучше «делиться».

Общество не может принудить человека быть честным. Не поможет здесь и навязчивая пропаганда – советский опыт показал, что люди прекрасно чувствуют фальшь громких лозунгов. Только собственные внутренние ориентиры, личное принятие таких, казалось бы, вечных (а потому кому-то кажущихся банальными) ценностей как справедливость, забота о ближнем, отказ ото лжи и насилия, уважение и помощь по отношению к старикам, ответственный подход к миру вокруг, могут что-то изменить. То, о чем говорится в инициативе «Декалог XXI» может стать только личным выбором каждого. Тогда и потребление перестанет быть самодостаточной ценностью и смыслом жизни, а останется просто средством, обеспечивающим человеку нормальные условия для личной, профессиональной и творческой реализации.

Главный вопрос – это вопрос о ценностях. Уважение к результатам созидательного труда, а не просто к заработанным деньгам. Исследователь, делающий научные открытия, врач, спасающий человеческие жизни, учитель, передающий знания. Помощь тем, кто социально незащищен – старикам и инвалидам. Могут ли эти и подобные им образы стать ориентирами успеха для нашего общества, потеснив «эффективных менеджеров», «креативных пиарщиков» и глянцевых «светских львиц»?

Первым шагом к этому могли бы быть инициативы в культурной и информационной сфере – формирование образа успеха, отличного от нынешнего. В этом, в том числе, могло бы принять участие как государство, так и все заинтересованные общественные и политические силы. Это будет очень непростая задача. Ведь «хорошее» – с точки зрения общества, привыкшего к бесконечному слому основ и жизни среди скандальных сенсаций – скучно и банально. Призывы вспомнить «о вечном», несомненно, вызовут усмешку у циников, обвинения в ханжестве и лицемерии от разочарованных скептиков, активное противодействие со стороны тех, кому выгодно культивировать в людях консьюмеризм.

Но сегодня вопрос о выборе ценностных ориентиров – это уже не тема абстрактных дискуссий. С развитием мирового финансового кризиса все более востребованными будут вопросы не экономики, а мировоззрения – потому что, в конечном счете, именно ценностные ориентиры любого общества определяют его развитие. От выбора этих ценностных ориентиров будет зависеть и будущее пост-кризисной России.

Автор: Маринэ Восканян

1 комментарий
  1. Владимир Заливако
    Владимир Заливако
    02.02.2009 в 22:14

    Ценности жизни.. Да, человек стоит столько, сколько он сделал сам, минус тщеславие

    Ответить
Оставьте отзыв

Ваш емейл адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *