«Ангстрем»: О новых проектах и «длинных» деньгах


PDF версия

Сегодня модно делать эффектные заявления о необходимости технологической независимости России. Мы разделяем эту точку зрения, но трибунной громогласности предпочитаем мнения специалистов, от которых не в последнюю очередь зависит будущее России в сфере высоких технологий. Сегодня наш собеседник — Алексей Таболкин, президент группы компаний «Ангстрем», одного из немногих крупных российских производителей микроэлектроники.

— Алексей Михайлович, прошел год со времени нашей последней встречи. Каким он был для «Ангстрема»? Как изменилось положение компании на рынке?
— Этот год был непростой для производства, но успешный с точки зрения запуска новых проектов и разработки новых продуктов. Нам удалось выиграть ряд тендеров на выполнение опытно-конструкторских работ (ОКР) в интересах Министерства обороны, Роскосмоса, Росатома и других государственных и коммерческих заказчиков. Кроме того, мы запустили программу по развитию контактов с существующими и потенциальными потребителями нашей продукции и уверены в успешности ее реализации.
В уходящем году мы создали уникальное семейство green-mode ШИМ-контроллеров для источников питания со сверхнизким током запуска, которые по своим техническим  характеристикам превосходят все предложения российских производителей. Мы приступили к выпуску новой продукции в области силовой электроники (сверхвысоковольтные транзисторы и IGBT). Эта продукция — начало масштабной программы «Ангстрема» по разработке и выпуску специальных изделий сегмента Power Management (управление питанием). Что касается других крупных достижений, то была изготовлена первая партия тестовых образцов навигационного процессора третьего  поколения по топологии 65 нм и пройдены государственные испытания нового чипа для паспортно-визовых документов.
Проведя масштабную диверсификацию поставщиков по всем ключевым ресурсам: кремний, корпуса, технологические среды (газы, химия), мы уменьшили зависимость от монопольных поставщиков. Тем самым были существенно снижены цены на материалы и комплектующие, необходимые для производства. А за счет снижения затрат на производство мы существенно (на 30%) увеличили ценовой коридор.
Что касается внешнего рынка, то специально для него была сформирована линейка LED-драйверов, полностью обеспечивающая все современные потребности рынка источников светодиодного освещения. С этой продукцией мы вышли на рынок Японии, а также расширяем покупательский спрос в КНР и на Тайване.

— «Ангстрем» известен как один из  поставщиков специальных электронных компонентов и изделий микроэлектроники для стратегических отраслей. Можете ли Вы охарактеризовать, как изменились сегменты рынка, в которых работает ваша компания? Может быть, появились новые российские или зарубежные игроки?
— Мы видим рост рынка электроники для спецприменения. Это, в первую очередь, связано с увеличением гособоронзаказа, что, несомненно, является для нас очень позитивным фактором. Однако коммерческие применения  производимой «Ангстремом» продукции тоже очень важны, и мы делаем все возможное для удержания своих рыночных позиций и поиска новых возможностей для сбыта продукции. Основные усилия сосредоточены на нишевых интеллектуальных продуктах с высокой добавленной стоимостью. Наша цель — преобразование в вертикально-интегрированную компанию с полным спектром производства: от разработки ЭКБ до создания современных электронных устройств и комплексов. В рамках диверсификации производства мы запускаем ряд новых проектов в области аппаратостроения, для чего построили новый цех площадью более 9000 кв.м.
Что касается появления новых игроков на рынке, то нет, состав участников практически не изменился. Можно только отметить возросшую активность дистрибьюторов импортной ЭКБ, что свидетельствует о развитии рынка электроники в России. И это тоже является положительным фактором, открывающим для нас новые возможности.

— Насколько остро Вы ощущаете конкуренцию с другими производителями микроэлектроники? Кого Вы считаете ближайшими конкурентами из числа отечественных и зарубежных компаний?
— В сегменте производства спецстойкой электронной компонентной базы мы по-прежнему лидируем на российском рынке, являясь фактически основным поставщиком этой продукции. Что касается коммерческой продукции, то в России она, к сожалению, не востребована из-за отсутствия современных сборочных производств. Тем не менее, мы стремимся разрабатывать и производить современную электронную продукцию с высокой интеллектуальной составляющей. Это наша ниша, и в ней мы очень конкурентны на рынках Европы, Америки и Юго-Восточной Азии.

— Ощущаете ли вы поддержку со стороны государства?
— На внутреннем рынке мы работаем в основном в рамках госзаказа, что само по себе является поддержкой со стороны государства: оно загружает наше основное производство. При этом мы активно наращиваем научный потенциал для разработки современной электронной продукции в интересах госкомпаний. Конечно, для эффективного развития и повышения конкурентоспособности нашей продукции на мировом рынке этого явно недостаточно. Мы ждем от государства создания экономических условий, направленных на поддержку отечественной микро­электронной промышленности, подобных тем, которые создаются для высокотехнологичных компаний в США, странах Европы и ЮВА. Речь идет о субсидировании кредитной ставки по инвестиционным займам, снижении НДС при реализации продукции на внешнем рынке, отмене ввозных пошлин на оборудование и материалы, необходимые для производства электронных компонентов, участии в программах модернизации и многом другом. Эти льготы, предоставляемые правительствами США, Сингапура, Южной Кореи, Франции, Германии, Китая своим производителям, существенно ограничивают возможности конкуренции с ними на мировом рынке. Внедрение подобной практики в России является необходимым, но все же недостаточным условием повышения конкурентоспособности коммерческой продукции российского производства на мировом рынке. Большинство крупномасштабных проектов ОАО «Ангстрем» финансирует из собственных средств, однако полное технологическое перевооружение полупроводниковых линеек без господдержки невозможно. Но и установка нового оборудования — это только полдела: не хватает еще и современных дизайн-центров, где можно было бы организовать  коллективное пользование современными средствами моделирования (суперкомпьютерами) и проводить измерения.

— Какие способы продвижения продукции на рынке, методы поиска новых партнеров и заказчиков наиболее результативны для «Ангстрема»?
— Способы самые традиционные: участие в выставках, прямая работа с предприятиями ОПК, Роскосмоса и Росатома. Кроме того, мы ведем активный поиск новых потребителей на рынках ЮВА, Европы и Америки. Продвижению продукции очень способствует выполнение ОКР: благодаря кооперации и тесному взаимодействию с контрактными производителями мы расширяем собственный рынок, предлагая и другую свою продукцию новым партнерам. Мы расширяем присутствие на рынках ЮВА в том числе за счет взаимодействия с нашими давними партнерами, которые помогают определять продуктовые тенденции на ближайшие годы. Помимо этого проводим и собственные маркетинговые исследования в профильных секторах.
— Как часто в продуктовой линейке компании появляется новая продукция?
— Вообще в полупроводниковой отрасли этот процесс весьма затратный и очень длительный. Сегодня мы серийно производим микросхемы, разработка которых велась еще в начале-середине 2000-х гг. Отдельные интегральные схемы могут разрабатываться и готовиться к серийному производству от полутора до двух лет. В среднем за год мы осваиваем до 50 наименований новой техники. Около 30 наименований из них идут в серийное производство. Конечно, по сравнению с мировыми лидерами индустрии, запускающими в серию по 300 наименований продукции в год, этого явно недостаточно. Однако мы делаем очень многое в этом направлении: реструктурировали R&D-департамент, ищем на рынке опытных специалистов, привлекаем к сотрудничеству новые дизайн-центры, развиваем собственную службу маркетинга.

— Как Вы полагаете, вторая волна кризиса — это  миф или реальность?
— Признаться, наши прогнозы на 2012 г. о ситуации на мировом рынке полупроводников не очень оптимистичны. Изменения ощущаются очень отчетливо, и направлены они далеко не в сторону роста производства серийной продукции. Многие азиатские и европейские производители электроники активно наращивали свои запасы, поскольку ожидали, что после землетрясения в начале 2011 г. японские компании будут долго восстанавливаться. Но японская экономика и производство восстановились намного быстрее, чем ожидалось, и прочие производители не успели занять нишу традиционных японских поставок.
С другой стороны, третий квартал явно характеризовался ожиданием второй волны кризиса, и заказчики, накопив запасы готовой продукции, крайне осторожно стали размещать заказы даже на краткосрочный период. Так, рынок микропроцессоров, который, по сути, является локомотивом поставок чипсетов и комплектации для вычислительной техники, включая мобильные устройства, будет снижаться и потянет за собой остальную ЭКБ, снижая загрузку фаундри-производств.
Явное снижение потребления на европейском и американском рынках может быть  признаком ожидания второй волны кризиса (все производители уже как бы «замерли»). На ситуацию влияет и экономическая нестабильность в зоне евро. Именно поэтому мы ориентированы на внутренний российский рынок и именно с ним связываем надежды на развитие. Тем не менее, внешний рынок исключительно важен в плане стратегической ориентации, поскольку именно он задает вектор продуктового и технологического развития.

— Инвестиции в разработки обеспечат ожидаемый эффект, в лучшем случае, через 2–3 года. Практикуется ли на предприятии вложение средств в проекты, которые обеспечат отдачу в более короткий период?
— Во всем мире микроэлектроника — это «длинные» деньги, т.е. инвестиции в микроэлектронику всегда предполагают длительный срок окупаемости. И это — специ­фика отрасли, где на разработку и внедрение новой элементной базы требуется, как правило, более года, а стоимость современного производства начинается с суммы в 1 млрд долл. Поэтому мы рассчитываем на государственную поддержку в части модернизации технологической базы. Это, в первую очередь, в интересах России. Поэтому мы очень позитивно воспринимаем решение о возобновлении финансирования проекта «Ангстрем-Т» по строительству современного субмикронного производства с топологическими нормами 130–65 нм.

— В связи с этим есть ли у Вас представление, какой будет компания, скажем, через 3–5 лет?
— Мы видим «Ангстрем» крупным вертикально-интегрированным холдингом, осуществляющим разработку и производство (в том числе на заказ) современной ЭКБ по топологическим нормам до 65 нм с собственным сборочным производством (сборка кристаллов в современные корпуса, такие как BGA, QFP, QFN, металлокерамика и т.д.). Кроме того, мы планируем активно разрабатывать и производить электронику для телекоммуникационной отрасли и стремимся стать важной частью системы кооперации. Развивая сотрудничество с крупнейшими мировыми производителями, мы будем стремиться организовывать их производство на нашей производственной базе в Зеленограде с использованием нашей же ЭКБ. Уверен, что уже через три года все наши сотрудники будут гордиться тем, что работают на «Ангстреме». А все остальные будут стремиться работать у нас или с нами.

 

Беседовал Леонид Чанов

Оставьте отзыв

Ваш емейл адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *